18.05.2013 - Норматив, которого нет


Поиски нормативной численности

Ещё 7 мая на совещании Владимира Путина с министрами глава Министерства образования и науки Дмитрий Ливанов, говоря о повышении зарплат преподавателям вузов (на эти цели в 2013–2015 гг. предусмотрено выделение 24, 38 и 62 млрд рублей), заявил о том, что «эффективное использование средств возможно только при повышении требований к качеству работы преподавателей и проведении структурных изменений».

Из выступления главы ведомства следует, что «структурные изменения» будут касаться в том числе и сокращения штатов.

«У нас на сегодняшний день фактическая численность преподавателей в вузах на 30% превышает нормативную, а в некоторых вузах это превышение – 40 и 50%. Понятно, что, повышая всем заработную плату в этой ситуации, мы будем просто стимулировать, раздувать штаты. Следовательно, необходимо провести в течение тех месяцев, которые остались до начала нового учебного года, достаточно серьезные изменения в кадровой системе высших учебных заведений. Мы будем это делать, и уже с 1 сентября 2013 года все государственные вузы страны перейдут на новую систему окладов, которые будут серьезно повышены», – пояснил свою мысль Дмитрий Ливанов.

За разъяснениями о том, что такое «нормативная численность», как она определяется и из каких цифр исходит чиновник, газета ВЗГЛЯД обратилась в само Министерство образования и науки. В ведомстве на вопрос о том, существуют ли официальные документы, которые бы определяли численность профессорского-преподавательского состава, ответить не смогли и попросили обратиться в Росстат.

Надежда Коновка (управление статистики труда, науки, образования и культуры Росстата) пояснила, что организация не имеет к штатной численности вузов никакого отношения: «Мы предоставляем методическую помощь, отправляем в министерство формы для заполнения отчетности, но все остальное – их компетенция, у нас нет и никогда не было подобной информации».

Преподаватели, с которыми удалось связаться газете ВЗГЛЯД, пояснили, что традиционно, с советских времен, считается, что нормой является следующая схема: один преподаватель на 12 студентов. Нигде подобное соотношение не задокументировано, но именно оно чаще всего используется руководством вузов. В некоторых вузах соотношение было равно 10.В РГГУ исторически с начала 90-х годов имеет норматив 1 преподаватель на 5 студентов (это было закреплено распоряжением кабмина)

В западных учебных заведениях соотношение иное: так, например, в Гарварде на 2100 преподавателей приходится 6700 студентов, то есть соотношение равно три к одному. В свою очередь в МГУ в общей сложности обучается 35 тысяч человек, при этом преподавателей и научных сотрудников насчитывается всего 4 тысячи. Соотношение: 8,75.

В свою очередь в РГГУ обучаются около 8100 тысяч студентов, на них приходится около 1900 преподавателей. Для сравнения: в Массачусетском технологическом институте учатся те же 10 тысяч человек, а преподает около 1100.

На этом фоне сетования министерства на засилье преподавателей выглядят немного странно. Хотя, возможно, в других российских вузах соотношение иное.

При этом снижение количества поступающих в вузы продиктовано демографическими условиями.

Предшественник Ливанова Андрей Фурсенко, выступая 2 июня 2010 г. на правительственном часе в Госдуме, сообщал, что «количество учеников уменьшилось на 40%, сейчас демографический кризис переходит в сферу профессионального образования... В ближайшие три года нас ожидает спад как минимум на 2 млн человек». По уточненному в «Концепции 2011-2015» прогнозу численность студентов вузов в 2013 г. составит 4,2 млн человек, снизившись более чем на 40% по отношению к численности студентов вузов в 2009 г. (7,4 млн человек).

Прогноз Фурсенко не очень выполняется: в 2012 г. в России, по данным Росстата, было 6,4 млн студентов, что, однако, все равно существенно ниже, чем в 2009-м.

Это падение могло бы помочь российской науке перестроиться в соответствии с принятыми на Западе стандартами, однако никакого переустройства пока не происходит и, судя по деятельности ведомства, вряд ли в скором времени произойдет.

Бюджетники

Проблема с нормативной и фактической численностью преподавателей состоит еще и в том, что нагрузка (учебные часы) должна вычисляться, исходя из контрольных цифр приема, и здесь также не существует полной картины. По всей отрасли эти цифры пока не опубликованы. По словам Владимира Бурматова, депутата Государственной думы, количество бюджетных мест будет в среднем уменьшено на 30%.

«Получается, – заявил газете ВЗГЛЯД Бурматов, – из-за цифр приема количество преподавателей и так упадет на 30%, а теперь от оставшихся придется отнять еще 30–50%. Под нож попадут в первую очередь люди старшего возраста, предпенсионного, пенсионного – людей, которые отдали науке всю жизнь, в 90-е ее не бросили, будут выкидывать на улицу».

Впрочем, по словам депутата, министерству вряд ли удастся выполнить свои обещания к 1 сентября. «Есть Трудовой кодекс, нельзя просто указать человеку на дверь. Он должен быть предупрежден заранее, ему необходимо выплатить причитающиеся деньги (ведь речь идет о сокращении штатов), отпускные, а ведь, кроме ничем не подтвержденных цифр в «30–50% лишних» преподавателей, у министерства вообще ничего нет».

Бурматов также иронично напомнил, что графиком, планом и цифрами приема у министерства занимается институт, замешанный в громком скандале с нелегальным казино, и пояснил, что считает деятельность Ливанова (это касается и сокращения профессорского-преподавательского состава) «диверсией».

Первые ласточки

Логично было бы предположить, что сокращения коснутся многочисленных преподавателей коммерческих юридических и экономических факультетов, однако, как признают все эксперты, опрошенные газетой ВЗГЛЯД, они приносят вузам доход, а потому сокращать будут совсем других.

Во вторник стало известно о том, что бюджетных мест станет значительно меньше в РГГУ, причем коснется это гуманитарных специальностей. Не осталось бюджетных мест на философском факультете.

Как рассказала газете ВЗГЛЯД доцент факультета РГГУ Анна Резниченко, явочным порядком был лишен бюджетных мест философский факультет университета.

По словам преподавателя, это в конечном итоге может привести к сокращению нагрузки: «поскольку сокращение приема повлечет за собой сокращение нагрузки, под ударом оказываются фактически все. Уже известно о замене долгосрочных контрактов на краткосрочные (год), и за каждого человека придется биться отдельно: факультет маленький, «балласта» нет».

«Придут только те, кто сможет оплатить обучение, – продолжает Резниченко. – А для любого преподавателя очевидна дикая дистанция между бюджетниками и платниками. Хороший студент-платник встречается, но это исключение».

«Вероятнее всего, понизится уровень абитуриентов: лучшие будут выбирать похожие специальности с бюджетными местами или другие вузы – ВШЭ и МГУ, что приведет через какое-то время если не к тотальному уничтожению научных школ, поскольку разрывается связь «учитель-ученик», то к их деградации», – полагает преподаватель.

Согласно опубликованному Анной Резниченко приказу Министерства образования и науки № 313, в университете будут ликвидированы бюджетные места по направлениям: Психология служебной деятельности, Клиническая психология, Перевод и переводоведение, Туризм.

Не «прирезать лавки»

В том, что бить будут не по тем, уверен Евгений Куликов, старший научный сотрудник Института микробиологии им. С. Н. Виноградского РАН. Он полагает, что «главная мысль – попытка прирезать коммерческие лавки при госвузах, которыми те кормились с девяностых, но, увы, прирезать выйдет как раз всех остальных, ибо там деньги, а тут нет».

По словам Куликова, на практике «сокращать будут всех четвертьставочников, которых так удалось оставить на кафедре. А целые ставки на коммерческих факультетах останутся. С одновременным подъемом нормы часов повысится, конечно, и заработная плата».

«Самый главный мой вопрос к товарищу Ливанову, – продолжает Куликов, – на какие именно нормативы численности он ссылается, где их можно посмотреть? И одновременно хотелось бы посмотреть, что именно случилось с численностью вспомогательного персонала, не преподавательского – лаборантов, вахтеров и так далее. Уборщиц. Ведь все же эти ставки давно сократили, так что во многих местах приходится нанимать вспомогательный персонал на часть преподавательской ставки – других-то давно нет».

Отсылку к Росстату преподаватель считает показательной: «Это не проектные показатели, а снятое значение».

Куликов уверен в том, что действия министерства приведут к коллапсу науки: «Повышение зарплат с нынешних копеек на 50% процентов выльется в адское повышение нагрузки на человека (а, следовательно, приведет к отмене любой минимальной науки в вузе на преподавательской ставке), в отрезание возможностей числиться и работать в вузе почасовиков и в полное отключение социального лифта для тех же самых аспирантов кафедры: после защиты у них заберут ставку из резерва, 0.25 мнс, и уволят».

Самым главным фактором грядущих увольнений эксперт считает всевластие ректоров: «Как это технически будет сделано? Именно ректоры и УМУ (учебно-методические управления) начнут резать по живому и, естественно, не тронут собственные кормушки».

При этом, по мнению Куликова, решение проблемы повышения окладов лежит на поверхности.

«Нужно провести нормальную аттестацию и установить на ее основе надбавки. Для этого нужно привлечь некие внебюджетные (отличные от базового финансирования) деньги, заявку на которые надо давать вузам по результатам аттестации. Поднимать зарплату, таким образом, получится нормально работающим кадрам. Кроме того, нужно провести внутренний аудит и зачистить прежде всего кормушки типа непрофильных факультетов», – отметил в интервью газете ВЗГЛЯД преподаватель.

Рабочая модель

Согласен с тем, что всевластье ректоратов убьет реформу, и преподаватель НИУ ВШЭ Кирилл Мартынов.

«Нужно понимать, что академическое сообщество сегодня лежит в руинах. Главный вопрос о сокращениях – кто их будет проводить? Если все будет делаться как обычно, то оставят тех, кто лучше всех умеет отчитываться, имеет связи с ректоратом. И без того плохая ситуация станет еще хуже», – уверен он.

«Ректоры давно рассматривают университет как личный бизнес, никаких иных задач у университета, по их мнению, нет, – пояснил Мартынов. – Отсюда административные штаты, огромные, совершенно неадекватные. Администрация – «золотая кость», а университеты – это такие административные фирмы, которые нанимают преподавателей, чтобы те производили «образовательную услугу», так что при появлении любой лазейки зарплату повысят именно административному персоналу во всем его многообразии».

По словам преподавателя, рабочая модель эффективного повышения зарплат состоит в выплате надбавок за конкретную деятельность: «В ВШЭ есть надбавки за научную деятельность. Зарплата средняя в вузе не фантастическая, но если ты публикуешь качественную статью в западном научном журнале (разумеется, на английском языке), то у тебя зарплата увеличивается ежемесячно в четыре раза. Публикация – дело очень непростое, не все это могут. Эта модель, если не воровать те ресурсы, которые есть, вполне работает».

«Боюсь, что в лучшем случае с преподавателями вузов получится, как с учителями, которым немного повысили зарплату и навалили нагрузки», – подвел итог Мартынов.

Автор: Материал сайта vz.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012