16.03.2013 - Здесь были книги


Прорва бездонная

В селе Долговицы (Псковская область) закрывают сельскую школу. Точнее, «реорганизуют», ибо закрыть её без одобрения сельского схода нельзя, а вот реорганизовать — пожалуйста. Сельский сход не дал согласия, но ведь это такая формальность, если надо экономить государственные деньги. Власти считают, что содержать школу на всего-то 15 учеников (пять лет назад было вдвое больше) — неподъёмно дорогое удовольствие. Жители Долговиц вышли на акцию протеста, немало удивив чиновников: за последние годы в районе закрыли 8 малокомплектных школ, и ничего, как-то жители перенесли. Наверное, перенесли бы и долговицкие, но им автобуса не предложили: до ближайшей крупной школы — 25 километров, а время проезда на школьном автобусе, по нормативам, не должно превышать полчаса в общей сложности, - плюс в селе ни остановки автобусной, ни даже приличного разворота, а уж дороги - настоящие «эх дороги». Поэтому долговицких детей предложили, ничтоже сумняшеся, перевести в интернат (такой же, как и школа: с печным отоплением и сортиром на улице. Двадцать первый век, ничего удивительного. В прошедшем учебном году интернат простоял пустым, без единого постояльца - из-за лютого холода и неуюта никто не рискнул отдать детей). Родители интерната не хотят, не понимают — зачем это сиротство, во имя чего, почему ребёнок не может жить дома?

Тут не какое-то оригинальное злоумышление псковских оптимизаторов: от малокомплектных школ, можно сказать, стонут - везде. Это ярмо на шее любого бюджета. Это чёрная дыра, пожирающая громадные деньги, бездонная прорва, практически не дающая, при всех вложениях, полезного выхода: качество образования «сами понимаете какое», сколько ни вкладывай — всё бесполезно. Вот чиновники жалуются «Псковской правде»: при подушевом финансировании на одного ученика малокомплектной уходит 90 тысяч рублей в год - втрое больше, чем в среднем по области (правда, не уточняют, что это на 30 тысяч рублей меньше, чем «подушевые» на одного ученика московской гимназии или лицея), из-за этого трещит весь бюджет, в районе не хватает 6 миллионов на зарплату учителям, пришлось даже отрезать от бюджета на здравоохранение, учителя ездят на семинары за свой счет, ремонт делать не на что. И всё ради чего? Чтобы обеспечить неполными ставками семь сельских педагогов?

Противопоставить этим претензиям малокомплектная сельская школа может только одно достоинство — индивидуальный подход. Два ученика на одного учителя — это уже ощутимый плюс. Правда, на эффективности и качестве это особенно не сказывается, конечные показатели так себе. К тому же уезжают учителя, не в силах жить на грошовые зарплаты, только в прошлом году из Долговиц уехали сразу три учительские семьи. Закрывать? По-хорошему, надо закрывать. И пусть говорят, что село погибнет, - стоят же вокруг села, из которых в последние годы изъяли это излишество - школы, и ничего, стоят, в них всё ещё теплится какая-то жизнь. 

Дорогое ли удовольствие?

Самое удивительное во всех этих давно ведущихся разговорах о малокомплектных школах - апелляции к дороговизне предприятия. А, собственно, почему бы и нет? Почему нефтяная страна не готова тратить на ребёнка из глубинки столько же, сколько на столичного ребёнка? Да, региональный бюджет худее столичного, - но разве это совсем уж нерешаемая проблема? Вопрос сохранения малокомплектных школ - прежде всего вопрос социальной справедливости.

Ребёнок из малонаселённой деревни несомненно заслуживает больших — и , может быть, бОльших вложений, чем городской ребёнок. И не только потому, что он уже, по обстоятельствам рождения, обделён возможностями развития и бытовым комфортом, доступом к полноценной социальной инфрастуктуре. В отличие от своего городского, а в особенности столичного сверстника, крестьянский подросток почти гарантированно пойдет в армию. Армия, как мы знаем, давно уже стала социально гомогенной, абсорбируя детей из самых незащищенных - бедных и бесправных - слоёв (правда, в некоторых военных частях с технической специализацией - связь, ракетные войска и т. д. - сильно выросло количество призывников с высшим образованием, но это не общая тенденция). Посмотришь на какие-нибудь внутренние войска — сплошь низкорослые, недокормленные, худые дети. Военкоматские врачи говорят про основную проблему сельских призывников — «дефицит массы тела», распространённая практика - мальчиков отправляют на пару месяцев в госпиталь на откорм.) Пресловутые социальные лифты для этих детей формально действуют, но чтобы просто войти в этот лифт, сельский ребёнок должен приложить усилия стократно превосходящие усилия городских выпускников, проявить способности и настойчивость поистине незаурядные. И не потому что он глуп, а потому что нет в жизни равенства, прости, хотя Конституция, конечно, хорошая книжка.

Потеря уклада

Но нет, не заслуживает этот ребёнок каких-то особенных инвестиций и компенсаций. Все последние годы сельскому ребёнку — и заодно сельскому учителю - интенсивно напоминают, что он слишком затратный и неэффективный. А если будет ездить за 10-20 километров, будет получать от школы больше (потому что школа, по умолчанию, больше, а значит, лучше — но чем? не объясняют), а тратить на него будут меньше. Под эту песню закрываются малокомплектные школы, увольняются учителя, и, лишённые последнего земского участия, деревни деградируют в ускоренном режиме. Правда, в новой школе, в 20 километрах тоже нет особенной образовательной благодати, но зато можно утешаться государственной экономией.

Деревни, у которых отняли школу, вопреки прогнозам не вымирают окончательно, - но они теряют уклад и привычный ход существования. В вопросе о социальной роли школы, как правило, игнорируют тот символический аспект, который оправдывает и непомерные, по районным меркам, расходы, и пресловутую «малоэффективность». Школа не просто «селообразующее предприятие»: в маленьком селении она остаётся последним прибежищем сельской интеллигенции. Церкви в таком селе чаще всего нет, библиотеки и дома культуры благополучно убиты и в больших поселениях, фельдшерский пункт — тоже большая редкость. Да и собственно крупного производства (ЗАО, ООО) тоже, как правило, нет, - они в селах покрепче, побогаче. Но пока держится школа - в семьях водятся какие-то книги, семьи посещают праздники, ёлки, советуются с учителями, - именно в разносословном общении, в контакте с социальным институтом поддерживается иллюзия нормы, присутствия другой жизни и других ценностей. Конечно, учитель не может заменить священника или врача, но волей-неволей он берёт на себя часть его социальных функций — выслушать, ободрить, дать совет, помочь написать заявление. Нет учителя — в селе не остаётся никого из «образованных», кроме, может быть, главы администрации.

Ещё одно «прощание с Матёрой» - уж сколько их было в истории российской деревни, не сосчитать. 

«Сводит на нет конкуренцию»

Прежде закрывали школы типа долговицкой — на 10-15 человек, теперь малокомплектной объявлена и сельская школа очень приличной, стандартной численности — до 100 учеников; там, видите ли, нет параллелей. Вот жалуется вятский губернатор Белых: 73 процента всех школ области в системе общего образования - малокомплектные, а учеников в них — всего 23 процента. Средняя наполняемость классов в сельских школах – 8,5 человека – почти вдвое ниже нормативной (14 человек). По убеждению губернатора, «такая наполняемость снижает эффективность труда учителей, использования материальных ценностей, сводит на нет конкуренцию между учениками, особенно в выпускных классах» (пресс-центр Правительства Кировской области). Поразительный аргумент про конкурентную среду. И «материальная ценность» — компьютер — видимо, хуже используется, если с ним работают 8 человек вместо 14. «Рентабельность», конечно, священная корова либерала, но не до такой же степени, чтобы с водой выливать столько детей.

А пока — протестные настроения появляются даже и у самых индифферентых граждан. Под Читой, в районном городе Петровск-Забайкальский, собрались закрыть сразу три предместные малокомплектных школы (№5, №7 и №9) — городская дума посчитала, что 9 школ на 2000 учеников в городе — это слишком щедро. Школы по факту — сельские, поселковые, но де-юре — уже городские, потому что три посёлка совсем недавно были включены в черту города. Старинная идея «стирания грани между городом и деревней» реализовалась в два счета, - и школам предъявили невыполнение уже городского норматива наполняемости классов (25 человек). «Вопрос решён», - повторяет местная власть, почему-то забывая, что окончательное решение о закрытии школы принимает все-таки сход жителей муниципального образования. Первый сход состоялся в День защиты детей, но резолюции не случилось: жителям так и не объяснили, кто будет платить за доставку их детей на маршрутных такси (до ближайшей «полноценной» школы — 8 километров). Накануне Дня России, 11 июня, родители собрались на другой сход, но власть не приехала — кому охота тратить выходные. Тогда родители двинулись к зданию городской администрации и заночевали на ступеньках. Утром появился мэр и предложил гражданам разойтись, конкретно так предложил, без сантиментов. Итог — задержанные активисты, аресты на семь суток, голодовки, - и полная неопределенность Вопрос решён, повторяют власти. В одном освободившемся здании разместится военкомат, в другом — ветлечебница. Оптимизация продолжается.

Автор: Материал сайта www.miloserdie.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012