25.05.2014 - Зарплата учителя: ситуация в бюджетной сфере становится ловушкой, из которой надо срочно искать выход.


Накануне двухлетней годовщины выхода майских указов Президента РФ Институт образования НИУ ВШЭ провел очередной семинар. Его тема оказалась весьма актуальной - «Заработная плата в общем образовании в 2013 году: межрегиональный анализ, тенденции и перспективы». Обширный доклад, который представила директор Центра универсальных программ, кандидат экономических наук Наталия Типенко, вызвал оживленную дискуссию.

Закономерностей нет

Во вступительном слове научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин отметил, что сегодня даже зарубежное образовательное сообщество замечает, что в России наблюдается беспрецедентный рост зарплаты и расходов на образование. По некоторым данным, средняя зарплата в сфере образования в 2013 году выросла на 23% по сравнению с 2012 годом, а в 2012 году – на 20% в сравнении с показателями 2011-го. Но, с другой стороны, нередко мы слышим, что жизнь у тех, кого облагодетельствовало государство, лучше и веселее не становится, и это вызывает серьезную озабоченность.

Пожалуй, то, чего удалось, по мнению Исака Фрумина, добиться увеличением зарплаты – это повышение статуса профессии педагога. Об этом свидетельствует приток абитуриентов в педвузы и молодых специалистов в школы.

Разделить определенный скепсис и опасения коллег решила основной докладчик семинара Наталия Типенко. Она отметила, что сейчас в регионах действительно наблюдаются безрадостные перспективы, касающиеся бюджетной сферы. Повышать зарплату становится все сложнее и многие уже задумываются над тем, что будет дальше.

  Очередной анализ зарплатной ситуации, проведенный Центром универсальных программ на основе данных 2013 года, показывает, что оплата труда педагогов растет помесячно вместе со средней по экономике страны. Тем не менее, несмотря на титанические усилия по выполнению указов президента РФ, рост средней педагогической пока еще отстает от роста средней по экономике. Сравняться этим показателям удалось только в сентябре минувшего года, а затем рост средней по экономике вновь набрал опережающие темпы. Кроме того, в декабре был продемонстрирован колоссальный прирост по обоим показателям, и это несколько исказило аналитическую картину, равно как и более низкие данные традиционно «бедного» января с малым количеством рабочих дней.

Среди регионов, где в ноябре-декабре наблюдался резкий скачок уровня заработной платы, оказались не только финансово благополучные. Ряд регионов, несмотря ни на что решается выплачивать 13-ую зарплату, и тем самым корректирует среднюю. Это неоднозначное решение со многих точек зрения. В частности, это порождает психологические трудности в восприятии уровня оплаты труда у самих работников образования: когда ежемесячно они получают примерно один и тот же объем средств, они привыкают к этому, а массированные скачки в конце года только разбалансируют ситуацию и свидетельствуют о не вполне правильной политике регионов.

  Поддержал коллегу и ведущий научный сотрудник Центра прикладных экономических исследований и разработок Института развития образования Инобра НИУ ВШЭ Павел Деркачев, отметив, что тема годовых премий достаточно болезненна. По большому счету такая премия может быть даже вредна, ибо воспринимается как подарок, как некая компенсация недоплаченного и недополученного.

Что касается темпов роста заработной платы, Наталия Типенко отметила, что в основном он наблюдается повсеместно, и, тем не менее, если мы говорим о росте на 2-4%, то это, скорее, не рост, а неудавшаяся попытка покрыть инфляцию. И на сегодняшний день субъекты, которые характеризуются минимальным приростом или даже уменьшением зарплаты педагогов, все же есть. Так, с февраля по ноябрь 2013 года, наименьшие темпы роста зарплаты педагогов наблюдались в Белгородской области (на 1,41%), РСО-Алании (1,33%) и в Москве (0,85%). Отток средств из своих карманов почувствовали педагоги в ЯНАО (-0,85%). В Республике Карелия отрицательная динамика оказалась беспрецедентной (- 4,45%).

Но естественно, есть и абсолютно полярные тенденции. В частности, в ряде регионов за тот же период прирост зарплаты составил более 50%. Но таких субъектов всего пять: Республика Мордовия (66,18%), Чукотский автономный округ (57,80%), Красноярский край (55,91%), Республика Коми (52,91%), Республика Саха (Якутия) (52,20%).

В общем и целом, как удалось выяснить специалистам центра, в динамике изменений заработной платы, четких закономерностей не прослеживается. Ясно одно: нередко идет авральный поиск средств и их резкое вбрасывание, чтобы регион мог выглядеть достойно на фоне других. Конечно, как отметила Наталия Типенко, эта тенденция наблюдается далеко не первый год, но свои хаотические черты она проявила особенно ярко именно в минувшем.

Превратить творцов в сдельщиков

Динамика среднемесячной заработной платы в федеральных округах также выглядит неодинаково. По данным Центра универсальных программ, у нижних границ – зарплата учителей в Северо-Кавказском федеральном округе, приличную высоту набрала оплата труда в Дальневосточном. Тем не менее, необходимо учитывать, насколько в сравниваемых регионах рубль более или менее весомый. И тогда внушительные зарплаты учителей Дальнего Востока, скорректированные с учетом индекса бюджетных расходов, можно приравнять к зарплатам в Дагестане.

Такая же изменчивость проявилась и в анализе динамики зарплаты учителей в регионах, которым удалось преодолеть планку средней по субъекту. Например, зарплата педагогов Пермского края с января по июнь истекшего года составляла 114,79% от средней, но с июля по декабрь показатели рухнули до отметки в 97,99%. Это говорит о той нервозной обстановке, которая складывается в субъектах.

На самом деле, по словам Наталии Типенко, бессмысленно заставлять регионы сравнивать эти показатели помесячно, как это происходит сейчас, не нужно требовать от них такой частой отчетности. Сравнения средней годовой по учителям со среднегодовой по экономике было бы вполне достаточно. Промежуточные результаты ни о чем не говорят, это только добавляет регионам стресса и рушит все механизмы. Они занимаются подтягиванием показателей для отчетности, а реальной пользы это не приносит.

Исак Фрумин согласился с этим доводом, заметив, что эта невероятна чехарда с фондом заработной платы приводит нередко к тому, что сегодня есть целый ряд регионов, которые пошкольно добиваются средней по экономике. Получается, что такое простое и изначально правильное политическое решение о повышении зарплаты учителям вдруг ударило по всей стабильности системы, в то время как социальная политика по идее должна быть стабильной и предсказуемой.

Рассказала Наталия Типенко и о том, что пока еще в стране есть регионы, которым не удается выбиться наверх. Самое значительное отставание по зарплате педагогов в Тюменской области: в январе-июне 2013 года она составила 64,30% от средней по экономике региона, в июле-декабре – 67,10%. На втором месте зарплата учителей в Республика Дагестан (83,36% и 81,30%), на третьем – Республика Ингушетия (91,46% и 81,82%).

Рассмотрели на семинаре и еще один важный вопрос. Нередко сегодня говорят о том, что повышение зарплаты происходит за счет роста педагогической нагрузки, но, по сути, это миф. По данным Наталии Типенко, средняя нагрузка учителей России по основной должности в течение 2013 года держалась на одном уровне. Наблюдался некоторый всплеск в августе, но к октябрю она восстановилась в прежних значениях.

Если рассмотреть этот параметр по федеральным округам в отдельности, то самая высокая нагрузка у учителей оказалась в Уральском федеральном округе, а в СКФО – самая низкая. Это объяснимо, поскольку там бюджетная сфера приносит самый устойчивый доход, и людям не дают работать больше – слишком много желающих. Остальные федеральные округа показывают примерно один диапазон нагрузки.

Предложить свою точку зрения на эту проблематику решила директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. Она отметила, что, несмотря на введение эффективного контракта, который предполагает «верность» одной образовательной организации, многие учителя все равно подрабатывают. Объем этих подработок даже нарастает, и соответственно, мы получаем ситуацию, когда педагоги ощущают рост нагрузки. Это связано с тем, что повысившаяся зарплата повышает и уровень жизни. На психологическом уровне у педагога возникает возможность и потребность решить какие-то новые материальные проблемы, и он начинает подрабатывать еще. Итоговое восприятие роста нагрузки складывается из этих ощущений, из роста нагрузки в школе, обусловленного введением электронного журнала, роста отчетности и т.д. Рост благосостояния толкает людей на очередное его увеличение, и люди сами взваливают на себя дополнительную нагрузку.

Продолжила мысль директор Центра прикладных экономических исследований и разработок НИУ ВШЭ Татьяна Абанкина, отметив, что ощущение роста нагрузки все же действительно сохраняется. По ее мнению, в основном это связано с бюрократизацией педагогического труда, который все-таки должен являться творческим. Основная мотивация такого труда основана на доверии, чего не скажешь о сегодняшней педагогической практике, каждый шаг которой надо фиксировать и предъявлять руководству, чтобы он был оплачен. Таким образом, налицо размытие педагогической профессии как творческой, превращение творцов в сдельщиков на конвейере.

Необходимо, но уже недостаточно

Зарплата сегодня повышается, но порой, несмотря ни на что, учителя совершенно не чувствуют улучшения своего материального положения. Наталия Типенко отметила, что это нередко связано с разными системами оплаты труда и с высокой дифференциацией педагогических доходов на всех уровнях – от региона до школы. Так, например, самая высокая межмуниципальная дифференциация заработной платы педагогов наблюдается в Республике Бурятия (31,01%), в Тверской области (27,82%), Республике Дагестан (26,75%) и др. В ряде субъектов, по словам Наталии Типенко, такая межмуниципальная дифференциации объяснима. Однако в регионах, где на всей территории единые климатические условия и, к примеру, количество сельских школ не намного больше, чем в других, все должно быть примерно одинаково. Правда, если сравнивать данные в этой области с данными 2012 года, то межмуниципальная дифференциация стала ниже. Очевидно, финансовые сложности одинаково негативно сказываются на всех регионах.

Если говорить о доле стимулирующих выплат педагогическим работникам, то тенденции здесь также неравномерные: где-то они снижаются, где-то растут. Есть ряд субъектов, где выбрана одна неизменная из года в год стратегия. Это Приморский, Пермский край, Республика Татарстан, Мурманская область и др.

На сегодняшний день, как отметила докладчик, в нормативных документах сферы образования не осталось рекомендаций о том, каков должен быть объем стимулирующих выплат. Ранее он был обозначен на уровне 30%.

Вернулась Наталья Типенко и к вопросу о молодых специалистах, который в самом начале семинара затронул Исак Фрумин. Судить о ситуации в рамках проведенного исследования можно по косвенным данным. Например, на основе учета при оплате труда квалификационной категории работника. В регионах политика оплаты труда в этой области сегодня также разнится. Например, в феврале этого года в Краснодарском крае специалист без категории получал 81,44% от зарплаты специалиста с категорией, то есть, разница была минимальной. Похожая ситуация в Красноярском крае, Омской, Псковской областях, на Камчатке, в Мордовии и ряде других регионов. Но есть и те, кто максимизирует эту разницу. Например, Владимирская область, где в тот же период специалист без категории получал лишь 51,21% от заработной платы педагогического работника с высшей категорией. И таких субъектов тоже немало.

В общем и целом, по словам Наталии Типенко, эксперты центра пытались найти связи между разными характеристиками в области зарплаты, но нигде, как отметила докладчик, не проявилось никакой четкой зависимости. Например, весьма бедные регионы могут иметь достойную зарплату. Та же Амурская область дает превышение средней по экономике на 15%, а Санкт-Петербург выходит только на 100%-ную планку. Важным представляется тот факт, что регионы сейчас несамостоятельны в проведении зарплатной политики. В подавляющем большинстве они зависят от федеральных средств, их собственных доходов не хватает, чтобы поддерживать уровень расходов. И нельзя выделить даже группу регионов, которая проводит осмысленную политику в области заработной платы. Степень хаотичности здесь только нарастает. Выполнение указов, по словам Наталии Типенко, становится единственной политикой, которая осталась в регионах. Естественно, это необходимое, но уже недостаточное условие.

Татьяна Абанкина поддержала этот тезис, отметив, что в целом, в результате появления указов президента, страна получила исполнительскую экономику. Все стараются выполнить заданные показатели по повышению заработной платы вне связи с содержательными задачами. Главной целью стало отчитаться в достижении финансовых показателей как таковых. Долгие годы говорилось о том, что надо стоять за финансово-экономическую самостоятельность образовательных организаций, академическую автономию, которая, прежде всего, необходима для достижения определенных результатов. На данном этапе, по словам Татьяны Абанкиной, можно говорить о том, что фактически вся ответственность за результат и за его достижение переложена на руководителя образовательной организации, в то время, как федеральные регуляторы взяли на себя лишь миссию достигать показателей. Все, что было связано с результатами, с кадровой политикой, ушло на второй план, растворилось и перестало быть актуальным для текущей образовательной политики. Появляется, как отметила дискуссант, ощущение, что мы слышим сильные мотивы восстановления социальной справедливости и повышения зарплаты как компенсации недоимок прошлых лет.

Татьяна Клячко не согласилась с коллегой, отметив, что, по ее мнению, надо вести речь не об исполнительской экономике, а об осознанном искажении изначального сигнала в целях поддержания местных интересов, того, что уже создано в регионах. То, что допустимо в Москве кажется им недопустимым. И вместо эффективности местные власти борются за устойчивость и социальную справедливость. Как отметила Татьяна Клячко, проводя политику повышения заработной платы, мы должны понимать, что когда мы что-то задумываем в теории, допустим, тот же эффективный контракт, мы на самом деле забываем, что у нас в стране 85 субъектов, которые по-разному понимают, как это надо реализовать на практике.

В итоге участники семинара пришли к выводу, что ситуация, создавшаяся в области заработной платы педагогических работников – это в определенном смысле ловушка, из которой нужно срочно искать выход. Одним из возможных вариантов является усиление и углубление анализа, нацеленного на поиск вариантов ее корректировки. И они могут потребоваться уже в самое ближайшее время.

Автор: Материал сайта www.zavuch.info

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012