07.10.2013 - Российский учитель: От зарплаты до зарплаты, от звонка до звонка


Педагогическая жизнь напряжена как никогда. Участившиеся судебные преследования учителей, униженное положение, закрепленное законом (чего стоит «эффективный контракт»), страх быть уволенным без объяснения причин, беспрецедентная по степени громоздкости и ненужности бюрократическая отчетность, сжирающая силы учителя, декламируемая верхами заработная плата, не имеющая никакого отношения к реальным заработкам учителя, — все это привело к тому, что в ряде регионов средний возраст учителя 47–50 лет. О защите прав учителя и перспективах образования шел разговор на Втором съезде профсоюза «Учитель».

Марии Скочигоровой из Нижнего Новгорода 36 лет. Работает в коррекционной школе-интернате. Закончила университет. Филолог.

Сейчас находится под следствием (ст. 116, ч. 1. Побои). Представить себе, как Мария бьет пятиклассницу, не то что трудно. Невозможно. Денег на серьезного адвоката у Марии нет.

— Ну и зачем вы пошли в школу? — не вдруг спросила я.

— Тянуло. Очень. Это у нас потомственное. Папа — кандидат исторических наук, но он тоже работал в школе. А уж когда свои собственные дети, очень хочется узнать, как там все устроено в школе…

Два дня, в течение которых проходил Второй съезд профсоюза работников образования «Учитель» (Международная конфедерация труда России), Мария работала, как все: с утра до вечера. Обсуждала положение учителя в сегодняшнем мире, составляла портрет учителя, разрабатывала меры по защите прав учителя.

Однажды я попросила поднять руку тех, кто сегодня не испытывает чувство страха. Таких оказалось двое — Светлана Азиатцева из села Сегаево (Удмуртия) и Мария.

Марии терять уже нечего. Странное, скажу я вам, время наступило. Скоро учителя будут представляться, как зэки: имя, фамилия, статья. Я не помню за долгую учительскую жизнь такой охоты на учителей. Можно ли воспитать свободного человека, если страх сидит в тебе? Согласитесь, объект для охоты удивительный.

Ведущими проблемами на съезде в преддверии Дня учителя стали следующие: закрытие школ (малокомплектных в особенности); так называемое слияние школ; новая система оплаты труда; защита прав учителя от административного произвола всех уровней.

Вел съезд один из сопредседателей профсоюза Андрей Демидов (Санкт- Петербург). Это был по-настоящему рабочий съезд. Никакой митинговой риторики, никаких пустых деклараций.

Да! Дана такая историческая ситуация, и мы, учителя, — в ней. А с нами — дети. Что мы можем и должны сделать, чтобы не попасть в расставленные ловушки, которые скрыты в многочисленных документах об образовании? Можно ли смириться с тем, что за равный труд следует неравная зарплата? Наконец, понять, из чего складывается твоя зарплата учителя.

Нередко в дополнительных соглашениях к трудовому договору прописываются требования, противоречащие друг другу. Надо быть готовым к тому, что будут попытки навязать учителю новые виды документов, новые виды работы и так далее.

Всеволод Луховицкий, учитель школы «Интеллектуал», сопредседатель профсоюза «Учитель», составил прелюбопытнейший документ не только о ловушках, но и о способах их избежать.

Ну вот, например, наметилась тенденция коммерциализации народного образования. Одну из школ Пензы обязали в год заработать 60 тысяч. Что в этой ситуации может сделать школа? В школе «Интеллектуал» было решено не взыскивать с родителей плату за кружки.

А как избежать возможности быть уволенным за «идеологию»? Перед профсоюзом стоит задача информировать учителя.

Елена Годунова (город Искитим Новосибирской области) знакома мне еще с ее студенческих лет. В педагогическом багаже три языка (немецкий, французский, английский). Пыталась выяснить, сколько стоит ее час? При сегодняшних функциях, которыми наделен директор, вы можете никогда этого не узнать. Елена сопротивлялась административному произволу. Выиграла дело в суде. Получила «недополученное». Ушла из школы, создав уникальный сайт: «Зарплата учителя меняется» (http://opensalary.info/). Проект Годуновой уже многим помог. Она отстояла право учителя на информацию. В месяц бывает свыше десяти тысяч посещений сайта.

***

Разбиралась тема так называемого «эффективного контракта», согласно которому уже не один учитель покинул школу.

Когда узнаешь о зарплатах учителей в провинции, диву даешься только тому, что школа еще существует. Юрист из Невинномысска, где достаточно сильная профсоюзная организация, сказала, что ставка учителя от 7 до 9 тысяч.

Дмитрию Филяеву из Пензы 23 года (ставка 18 часов в неделю — 9 тыс. руб.). Из 60 юношей двух вузовских потоков в школе работают не более пяти человек.

Наталья Саксина и Екатерина Федотова из города Кстова (Нижегородская область) пришли в школу по программе «Социально-экономическая поддержка молодых учителей». Получили жилье. Проработать надо 10 лет. Они в школе уже 7. Учительницы модельной внешности. Энтузиасты школьного дела. Любят и свой предмет — историю, и детей. Административный произвол таков, что непонятно, как это сегодня выдерживает молодой человек.

Поразительной силы все-таки учительский инстинкт, способный перевесить ношу унижений, которым подвергается учитель.

Я спросила Елену Годунову, как бы она определила главную проблему сегодняшнего существования учителя?

 — Кричащее несоответствие между массивом обязательств, которые накладываются на учителя, и его реальным униженным положением. Как материальным, так и психологическим.

Сегодня делается все, чтобы терпение учителя лопнуло.

Зуд слияния школ уже показал, в каком состоянии находится «поглощенная» школа. Об этом тоже говорилось на съезде. Идет сокращение психологов, социальных педагогов, воспитателей, логопедов, библиотекарей. Тех, кто на языке документов называются «не осуществляющими непосредственно педагогический процесс».

В ряде мест так называемые стимулирующие выплаты идут не учителю, а техничкам или операторам котельных, которых все-таки надо содержать. Я знаю целый ряд сельских школ, в которых отказались от техничек. Эти функции выполняют учителя.

Непонятны критерии, по которым идет распределение этих стимулирующих выплат. Они ведомы, как правило, только директорскому корпусу. Был поднят вопрос и о том, чтобы зарплата директора была известна.

Любопытная картина открылась, когда на деловой игре составлялся портрет учителя. Различия в портретах оказались незначительными. Расписывался каждый час. От подъема в 6 утра (или ранее) до отхода ко сну (в два или три ночи). К изумлению, увидели, что учитель если и не Наполеон Бонапарт, то уж спит точно как он.

Попросили поднять руку тех, у кого состоятельные мужья. Таковых не оказалось.

Вот мне интересно знать, у какого-нибудь олигарха работает ли жена учительницей в школе, где в классе 33 человека, а ставка 7 тысяч рублей? И как она, бедняга, собирает свой портфолио, чтобы доказать свою педагогическую состоятельность?

Кто-нибудь когда-нибудь, вместо того чтобы составлять учительский стандарт — неисполнимую мечту социального утописта, — провел исследование одного дня учителя?

Почему они все-таки в школе?

Это в самом деле интересно. Многие отвечают сразу: «Дело это потомственное». У Дмитрия Филяева из Пензы бабушка была учителем биологии. Дед, хоть и инженер, но преподавал в техникуме. Отец — мастер спорта, работал физруком. Мама — учитель английского языка.

Срабатывает, видимо, и древний педагогический инстинкт — воспитывать потомство.

— Думаю, что интерес к педагогике есть у многих, — говорит Алексей Рудь из Снежинска Челябинской области.

Он закончил Ленинградский политех. В разработке ядерного оружия есть расчетная специальность, так скажем. Этим и занят был. Наступила нелегкая пора для предприятия. Искал работу. Загорелся идеей информатизировать школу. Да так увлекся, что боится бросить ее. Вдруг некому будет подхватить дело. Школа уже давно существует без бумажных носителей информации. По сути, в пределах одной школы создана социальная сеть.

Не задавайте учителю дурацких вопросов о вредности виртуального мира. Он знает все о непосредственном общении как роскоши. Уверен, что традиционные ценности остаются. К ним в дополнение (а не взамен) даются удобные способы коммуникации.

Они любят педагогический труд, поскольку он, как считает Александр Кондрашев (школа «Интеллектуал», Москва), самый правильный труд: результат может быть виден уже на следующем уроке. Результат понятен. И со всей очевидностью полезен.

Они любят свою работу, потому что душа и мозг, как говорит учитель из Пензы, всегда находятся в тонусе. Отношение детей к тебе — барометр твоей человеческой состоятельности. Ты обязан заниматься не только учебным предметом, но и наукой этого предмета.

А какое это счастье — видеть, как ребенок в коррекционной школе, несмотря на свои увечья и задержки психического развития, постепенно, говоря профессиональным языком, выравнивается. И ты понимаешь, что твои учительские успехи непременно скажутся и на родителях, которые всю свою жизнь несут груз «неуспешного дитяти». И вот он, видимый успех. Об этом вам расскажет Марина Балуева, преподаватель английского языка (Санкт-Петербург).

«Что держит в школе? Надежда, а у некоторых и знание, что Бог хранит своих детей» (Марина Филиппенко, Москва).

***

Драматизм ситуации состоит в том, что учитель сегодня не имеет той поддержки со стороны научного сообщества, которая когда-то существовала.

П. Капица, М. Лаврентьев, А. Колмогоров, Н. Семенов, С. Соболев, А. Ляпунов — такого класса ученые были не только озабочены состоянием образования, но и принимали непосредственное участие в организации новых форм обучения.

Достаточно вспомнить физико-математические школы, которые в этом году отмечают свое пятидесятилетие.

Пожалуй, последним, кто сражался с тупостью чиновников (и депутатов в том числе), был академик А. Арнольд. Оценивая один из стандартов общего образования, академик сказал: «Этот план производит впечатление плана подготовки рабов, обслуживающих сырьевой придаток господствующих хозяев: этих рабов учат разве что основам языка хозяев, чтобы они могли понимать приказы». (Сказано в Госдуме.)

Отсутствие солидарных действий (наука и образование) отрицательно сказывается как на школе, так и на самой науке, свидетелями чего мы все сегодня являемся.

Послесловие

Наконец-то я увидела легендарного профсоюзного деятеля Валентина Урусова. Это он создал «Профсвободу» на АК «АЛРОСА», горно-обогатительном комбинате в Якутии.

Удачный — так называется город, где на автобазе №2 началась голодовка рабочих. Причина — грубое нарушение трудового законодательства работодателем. За несколько дней в профсоюз вступило свыше тысячи рабочих. Лидер движения Урусов получил 6 лет заключения за подброшенные наркотики. Понятым и свидетелем оказался зам директора компании. Повторный суд скостил 1 год. В марте 2013 года он оказался на свободе. Это результат масштабных акций протеста профсоюзных движений всего мира. Больше всего поражен Урусов письмами Марины Влади. Поручителями на суде стали Людмила Алексеева и Лев Пономарев. Награжден престижной международной премией имени Артура Свенссона. На вручении быть не смог. Он все еще на исправительных работах. Сегодня курирует ряд отраслей профсоюзов. Речь идет о солидарной работе.

Не спрашивайте Валентина Урусова, как он сидел. На работу не выпускали. Было всякое.

— Живой вышел, — вот и весь сказ. Считает, что работа в профсоюзе — это личный осознанный выбор каждого.

Урусов знает способы защиты собственного достоинства тех, кто в поте лица добывает хлеб насущный. Учитель — добытчик из этой категории.

…Съезд принял ряд заявлений в защиту жертв дискриминации, а также по «болотному делу».

***

По степени самоотверженности учителю равных нет.

Призыв к объединению всех, кто связан с миром детства, — это не только путь сохранения профессионального достоинства.

Это знание, что унижение учителя —  есть самый большой проигрыш прежде всего государства.

Автор: Материал сайта www.novayagazeta.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012