18.03.2014 - Пусть уроки сделаются сами


Пусть уроки сделаются самиМонолог номер один:

— У меня чудесная девочка. Добрая, отзывчивая, ласковая, умная. Если её попросить, всегда мне поможет по хозяйству. На все праздники рисует мне рисунки — «любимой мамочке». Она учится в третьем классе. И учится-то неплохо! Но вот смотрите, я просто плачу, потому что у меня уже сил нет. Почему? Сейчас я скажу. У нас с ней всё замечательно, пока дело не доходит до приготовления уроков. Она прекрасно понимает, что уроки всё равно нужно делать. Едва ли не каждый вечер мы с ней договариваемся, как всё завтра будет: она сама сядет, их быстренько сделает (для неё это совсем не трудно), и мы с ней не будем ругаться. Но вот, на следующий день доходит до дела и у неё находится сто отговорок: сейчас я доиграю, сейчас водички попью, котика бабушке отнесу, бабушка просила ей плед из шкафа достать (это было вчера вечером, но она вспомнила только сейчас), а вот скажи мне, мама, я давно хотела тебя спросить… И всё это может тянуться часами! Сначала я пытаюсь себя сдерживать, отвечаю спокойно: давай потом, садись за уроки, уже вечер, ты потом уже ничего соображать не будешь, но в конце концов не выдерживаю и просто ору, как сержант на солдата: «Алёна, садись немедленно, иначе я не знаю, что с тобой сделаю!» Тут она обижается и начинает плакать: «Мама, что ты на меня всегда кричишь?! Что я тебе сделала плохого?» А я и правда чувствую себя каким-то монстром, ведь она у меня хорошая девочка-то! Но ведь нельзя уроки-то не делать! А если всё на самотёк пустить, так она до десяти часов проволынит, когда уже спать нужно, а не математику решать… Что нам делать? Я не хочу портить свои отношения с дочкой! 

Монолог номер два:

— Самое обидное вот что: если он всё-таки сядет и сосредоточится, ему все эти уроки — тьфу! За полчаса-час всё сделает в лучшем виде. Когда я сам был маленьким, это называлось — сила воли. Мы её сами у себя тренировали, понимали, что это важная для жизни вещь. Так вот у него её нет, это я вам должен ответственно заявить. Мы до вас были у психолога, ещё в четвёртом классе. Она сказала: болезнь у него, синдром дефицита внимания. Какой дефицит, если он всегда мог Лего (маленькие такие детальки, вы знаете?) по пять часов подряд собирать, а теперь, если дорвётся, в компьютере такие сложные уровни проходит, что у меня самого терпения бы не хватило! Так что не в болезни дело, ответственности просто нет за свою будущую судьбу. А откуда взяться, если все вокруг только и делают, что их развлекают? Я ему говорю: ты пойми, надо просто взять себя в руки, сесть и сделать эти проклятые уроки. А потом всё — до вечера гуляй, свободен! Он вроде понимает, но как доходит до дела… Матери и тёще вообще хамит. Когда они мне жалуются, а я — к нему, отвечает: я их никогда сам первый не трогаю, пусть они не лезут, это мои уроки, в конце-то концов… Я пробовал вообще убирать компьютер. С уроками лучше — если делать совсем нечего, сгодятся и они. Но настроение всё время поганое, обстановка в семье взрывоопасная, да и вообще — компьютер это же не носитель зла какой-то, это важный современный инструмент для всего, в том числе и для социализации и получения информации, нельзя сегодня из соображений какой-то сомнительной пользы растить ребёнка в пещере и кормить корешками… Но что делать-то, это же всего лишь седьмой класс, а мы вообще-то планировали одиннадцать, у него совершенно нормальные мозги, это все учителя в один голос говорят, да я и сам вижу, но с таким прилежанием…

Монолог номер три:

— Ой, вот только вы не начинайте, пожалуйста! Я это уже тысячу, если не миллион раз слышал! И всё сам понимаю: десятый класс, надо уже собраться и думать о своей дальнейшей судьбе. Надо много заниматься, чтобы хорошо сдать ЕГЭ… ну что там ещё надо? Я всё знаю! И вообще на сто процентов согласен. Вот мать мне не верит, думает, я ей вру, чтобы она отвязалась, а я не вру — я сам всё время думаю, что вот, с завтрашнего дня, с понедельника, с новой четверти возьмусь как следует, подтяну то, что пропустил, и буду каждый день все уроки делать. Я правда так думаю! Ровно до того момента, когда надо отложить телефон, выключить комп, музыку (у нас в классе есть такие, которые могут под музыку заниматься и даже под телевизор, а я не могу, мне тишина нужна) и сесть, наконец. И вот тут — полный аут. Вы не поверите, я иногда даже учебник с тетрадью не могу себя заставить из сумки достать… Иногда подумаю: да что ж это я, псих какой-то, что ли! Заставлю всё-таки, принесу сумку, выну всё, только соберусь позаниматься… И сразу сто разных дел вспоминаются: Вике обещал позвонить, «Вконтакте» надо кое-что срочно посмотреть, мать ещё в среду просила кран на кухне подкрутить… Я понимаю, что таблеток от такого быть не может, но, может, гипноз есть какой?

Вы слышали такие монологи? А может, даже сами их произносили?

А представляете, сколько тысяч (да что там — миллионов!) родителей и детей по всему миру произнесут их прямо сегодня!

Я хочу сообщить вам потрясающее известие: кажется, я знаю методику, позволяющую решить эту проблему! Хочу сразу сказать: эту методику придумала не я (я много лет боролась с неприготовлением уроков у своих клиентов другими способами, и даже как-то, кажется, писала об этом на «Снобе»), а тринадцатилетний мальчик по имени Василий. Так что если всё верно и за решение такой общераспространённой проблемы полагается Нобелевская премия мира в семье, то это не мне, а ему — Васе.

Я ему, если честно, сначала не очень поверила. Очень уж всё просто. Но я — экспериментатор по воспитанию и образованию. У меня первая должность после окончания университета так и называлась в трудовой книжке — «стажёр-исследователь». Поэтому я провела эксперимент. Отловила двадцать семей, которые у меня в кабинете произносили монологи, подобные вышеприведённым, рассказала им о Васиной методике, и подговорила их попробовать, а потом мне отчитаться. Отчитались семнадцать из двадцати (трое просто пропали из моего поля зрения). И вот у шестнадцати из семнадцати — всё получилось!

Что нужно делать? Всё очень просто. Эксперимент длится две недели. Все готовы к тому, что ребёнок, может быть, вообще уроков за это время не сделает. Никаких, никогда. У маленьких можно даже с учительницей договориться: психолог порекомендовал эксперимент для улучшения сложной обстановки в семье, потом отработаем, подтянем, сделаем, не волнуйтесь, Марья Петровна. Но двойки ставьте, конечно. Что дома? Ребёнок садится за уроки, ЗАРАНЕЕ зная, что делать их он НЕ БУДЕТ. Это понятно? Ну вот такой договор. Достать книжки, тетрадки, ручку, карандаши, блокнот для черновиков… что там ещё нужно для приготовления уроков? Разложить всё. А вот именно ДЕЛАТЬ УРОКИ — вообще не нужно. И это известно заранее. НЕ БУДУ делать. (Но если вдруг захотелось, тогда можно, конечно, что-то немножко и сделать. Но совершенно необязательно и даже нежелательно, если честно.) Выполнил все подготовительные этапы, посидел за столом десять секунд и пошёл, допустим, играть с котом. Потом, когда игры с котом закончены, можно ещё раз подойти к столу. Посмотреть, что задано. Узнать, если чего-то не записал. Раскрыть тетрадь и учебник на нужной странице. Найти нужное упражнение. А ДЕЛАТЬ опять ничего НЕ НУЖНО. Ну, если сразу увидел что-то простое, что можно за минуту выучить (написать, решить, подчеркнуть), — тогда сделаешь. И если взял разгон и уже не остановиться, ну тогда еще что-то… Но лучше оставить на третий подход. Но вот же это, это вообще легкотня.

А вообще-то планируется встать и пойти поесть. А вовсе не уроки… А эта задача не получается… не получается… не получается… Ну ладно, сейчас в ГДЗ решение посмотрю… А, так вот тут что было! Как же я не догадался-то!.. А теперь что — только английский и остался? Нет, его сейчас НЕ НУЖНО делать. Потом. Когда потом? Ну вот сейчас только Ленке позвоню… Почему это, пока я разговариваю с Ленкой, мне лезет в голову этот дурацкий английский? Гнать его поганой метлой! Ещё! И ещё! Ленка, а ты вот это сделала? А как? Я там чего-то не въехала… А, вот там как… Ага, записала… Но делать не буду! НЕ НУЖНО! А вдруг потом забуду, что поняла? Не, ну проще, конечно, его сейчас сделать, хотя я и не собиралась… И это что, получается, я уже все уроки сделала?! И времени ещё не очень много? И никто меня не заставлял? Ай да я, молодец какая! Мама даже не поверила, что я уже всё! А потом посмотрела, проверила и так обрадовалась!

Ну вот какую-то такую солянку и излагали мне отчитывавшиеся о результатах эксперимента мальчики и девочки (со 2-го по 10-й класс). С четвёртого «подхода к снаряду» делали уроки практически все (многие — раньше, особенно маленькие).

Как оно работает?

Ну, во-первых, для многих действительно труден сам инициационный момент. Сесть (усадить ребёнка) за уроки. Потом, когда сели, всё, уже легче (если не само собой) идёт. Вы зарядку пробовали когда-нибудь делать? Согласны, что труднее всего заставить себя начать? Редко кто уже встал в позу на коврике, поднял руки, вдохнул и — бросил всё на середине упражнения. Если уж начал, сегодня доделает, скорее всего… Здесь тоже самое. Провели без всякого принуждения подготовительные действия (я не буду делать уроки, я свободен на две недели, это такие условия эксперимента), первую ступеньку преодолели успешно, а дальше — уже включился стереотип или ещё что вполне рефлекторное.

Во-вторых, вообще нет сопротивления (себе и родителям). Я не собираюсь делать уроки. Наоборот. То есть мне ничего не грозит. Эксперимент странного психолога освободил меня на время от заезженной семейной пластинки. Мне даже любопытно…

В-третьих, включается парадоксальная интенция. А чего это за маразм-то? Я вот разложил учебники, нашёл задание, вот, уже вижу эти примеры, прикинул, как их решать, вот здесь сократить надо… И что — сейчас не запишу это, а пойду телек смотреть? Глупость какая-то! Никто же не обязывал меня только двойки эти две недели получать!.. Наоборот — вот все удивятся!

Это дети. Родители, конечно, в основном просто тихо млели от санкционированной психологом эмоциональной разгрузки.

Результат: у четырех детей успеваемость стала несколько хуже, но совершенно не катастрофически. У девяти — осталась в среднем на прежнем уровне (но уже без родительского давления). Правда, почти у всех изменилась структура успеваемости: как-то вдруг стало ясно, какие предметы ребёнку нравятся, какие даются легче, какие тяжелее (это понятно, ведь родители больше внимания и давления вкладывали в то, что идёт хуже, и поэтому результаты там зачастую в итоге получались лучше. Сами дети, конечно, поступали наоборот). У двух детей (средние классы) успеваемость резко взлетела вверх, с двоек-троек на частые четвёрки и даже пятёрки — чисто на парадоксальной интенции: вот видишь, я тебе говорил, что если ты от меня отстанешь, всё будет зашибись! Я прав? Нет, вот ты теперь прямо здесь, у психолога, скажи, я прав?! И ещё один ребёнок добровольно от эксперимента отказался на третий день и попросил родителей по-прежнему его заставлять садиться за уроки, ему так привычнее и проще, он от этого эксперимента нервничает и заснуть не может… Мама, узнав от меня об остальных результатах, тихо поплакала у меня в кабинете и ушла усаживать своё чадо дальше. Если ребёнок просит…

Вот такая методика. Мне очень понравилась, честно сказать. Делюсь с читателями, уверена, что ещё кому-то будет полезна.

Автор: Материал сайта www.snob.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012