28.12.2013 - Малокомплектные и малочисленные, объединяйтесь!


На новостных сайтах то и дело мелькают упоминания о закрытии школ. Или о попытках закрытия и о сопротивлении местных жителей, которые не хотят, чтобы их дети каждый день подолгу тряслись по нашим феерическим дорогам, и понимают, что с уничтожением школы жизнь поселения станет стремительно угасать. Закрывая школу, закрывают село. Потенциально такая угроза нависла над всеми маленькими сообществами. Желание выжить и сохранить педагогический багаж, накопленный десятилетиями, подтолкнуло карельские малокомплектные школы к объединению. Год назад они организовались в Ассоциацию сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелии. Оказалось, что сообща не только лучше получается «держать оборону», но и развиваться, учась друг у друга, налаживая сетевое взаимодействие.

Алхимия взаимодействия

Чтобы воспользоваться опытом коллег из Карелии, нужно понимать, какие условия и ресурсы необходимы для подобного шага. Прежде всего это несколько школ с сильными дружными педагогами и активными директорами. Они были готовы к вхождению в новую структуру, хотели этого и не боялись неизбежной дополнительной нагрузки – любая свобода предполагает новые обязанности. Даже если вынести за скобки возможную угрозу закрытия, любой хорошей школе рано или поздно становится тесно в рамках прежнего опыта, хочется выйти к коллегам, показать наработанное, получить одобрение коллег. Это условие необходимое, но скорее всего недостаточное.

Должен быть центр притяжения – несколько активных и заинтересованных, неугомонных и несогласных с происходящим людей, обладающих управленческими способностями и достаточным статусом, чтобы представлять организующееся сообщество в научной и административной среде, и в то же время хорошо знающих школьные реалии не по отчетам, а по-настоящему. И главное – они должны вызывать доверие у педагогов. Такими в ассоциации стали Зинаида Борисовна Ефлова – заведующая Лабораторией теории и практики развития сельской школы Института педагогики и психологии Петрозаводского государственного университета, Татьяна Ивановна Танцева – директор Пушнинской средней школы из Беломорского района, что на севере, и Татьяна Павловна Сеппянен – начальник отдела образования администрации Пряжинского района, что на юге Карелии. Они отчетливо видели потребность во взаимодействии – хотя бы в том, как содержательно и жадно общаются люди, приезжая к соседям по программе «Директор в гостях у директора». И выступили в качестве организаторов общего сбора.

Педагоги получили приглашение при­ехать в столицу республики и принять участие в Дне малочисленной сельской школы Республики Карелии. Приехали многие. Сначала вели себя настороженно. Педагоги маленьких школ привыкли к тому, что их не замечают. Что о них не говорят. Им мало что достается при распределении оборудования и прочих ресурсов. А тут сразу и «круглые столы», и мастер-классы, и интересные школы в каких-то новых статусах опытно-экспериментальных площадок при лаборатории, и предложение вступить в ассоциацию.

Сейчас в ней двадцать четыре участника: коллективные – школы и индивидуальные – люди, неравнодушные к судьбе сельской школы. Около десяти школ имеют статус экспериментальных площадок лаборатории. Около – потому что, когда в одних эксперимент заканчивается, они не уходят из сообщества, а остаются в инновационном режиме. Постоянно к лаборатории присоединяются другие школы и «примеряют» режим эксперимента.

Почему нужно отстаивать сельскую школу?

Если их закрывают, «значит, это кому-нибудь нужно»... Подобная мысль невольно мелькает у того, кто мало знаком с сельской реальностью. Ну в самом деле, содержать дорого. Лучше возить в большую, хорошо оборудованную районную школу. И образование там лучше, и для социализации возможностей несравнимо больше.

В последние годы стало казаться, что экономическими доводами можно отвечать на любой вопрос. Но Зинаида Ефлова выдвигает свой аргумент:

– Почему надо бороться за сельскую школу? Потому что она состоит из детей. Живых маленьких детей. Ребенок в возрасте начальной школы не должен жить в интернате. И ученик средней школы – тоже. Ребенку нужно жить в семье. И пока в деревне есть хоть один ребенок, должна быть и школа. Но какая? Не надо содержать огромное здание. Можно оборудовать помещение в клубе. Или, в конце концов, учиться на дому. Два-три ребенка могут приходить домой к учителю. Можно ездить в соседнее село. Если оно километрах в трех. Но в Карелии расстояния большие: пятьдесят, а то и сто километров. Дороги муниципальные, кое-где грунтовые. Дети в автобусе устают, особенно учитывая короткий световой день. Тут не до домашних заданий или тем более дополнительного образования... Экономика несчастья не подсчитывается в деньгах.

На вопрос о социализации у защитников сельской школы тоже находится ответ. Психологи утверждают, что для полноценной социализации в среде сверстников младшему школьнику достаточно от пяти до девяти ровесников. Более старшему ребенку – около пятнадцати. Подтверждением служит круг общения городского школьника, он зачастую даже не знает учеников из параллельного класса. В деревне же социализация вполне достаточная, мало того, еще содержательно и субъектно обогащенная, потому что разновозрастная. Каждый ребенок знает и уважает старших, учится заботиться о младших. Возрастной диапазон общения богаче, чем у сверстника-горожанина. Как и все в педагогике, это не происходит по щучьему велению. И атмосфера, и позитивный опыт общения во многом зависят от педагогической поддержки учителей.

Здесь возможно реальное самоуправление. Дети на самом деле многое решают и воплощают сами. Это видно даже в мелочах: сценарии школьных праздников всегда придуманы самостоятельно, а не списаны из сборника или сочинены ответственным учителем-организатором. Это их школа в полном смысле слова.

– Малый масштаб позволяет видеть каждого ребенка, каждую проблему. Здесь больше условий для оперативного и грамотного педагогического подхода. Учителя занимаются пропедевтикой, стараясь не доводить неприятные ситуации до кризисов. Помощь приходит как «Скорая», а не как «Реанимация», – улыбается Зинаида Борисовна.

Здесь и педагогика своя, особая. Когда перед тобой четверо-пятеро детей, меняется даже восприятие пространства. Нелепо все время стоять, возвышаясь над ними. Изменяются и сама ткань урока, и способы взаимодействия.

В малокомплектной Святозерской школе Вера Ивановна Васильева изобрела «педагогику подставленного стульчика»: возле каждой парты стоит дополнительный «педагогический» стульчик, на который присаживается учитель, чтобы пошептаться с ребенком – подбодрить, объяснить, озадачить следующим вопросом… и переходит к другой парте. Перед классом он встает только в те моменты, когда нужно привлечь общее внимание. При такой организации урока, если уж кто-то отвечает или говорит что-то, его слушают все.

Ложка дегтя

Правда, у маленькой сельской школы как образовательной структуры есть и уязвимые места. В сообществе, где каждый человек наперечет, соответственно повышается значимость этого каждого. Мудрый доброжелательный учитель-мастер становится мощным ресурсом для всей школы. Но и случайный человек, который только отсиживает свои часы, сильно влияет на общую ситуацию. Обезличенные официальные уроки в классе, где за партами всего несколько человек, становятся более стрессогенными, чем в большой школе.

Сельской школе трудно решать кадровую проблему, в том числе потому, что в педагогических вузах учат работать с большими классами. Пройдя такую подготовку, учителя теряются, видя перед собой всего несколько учеников. Особенно если школа малокомплектная и на одном уроке, например, сидят три первоклассника и один ученик третьего класса. Не владея соответствующей технологией, провести такое занятие очень трудно.

Учитель, имеющий опыт работы в большой школе, привык дифференцировать учеников: сильные, слабые, середнячки; аудиалы, визуалы, кинестетики; активные, медлительные... А тут их в классе всего четверо или пятеро. И все разные. В одной из школ ассоциации как-то прозвучала фраза: «Когда в классе осталось семеро, работать стало значительно труднее».

Учитель – учителю

Преодолевать ежедневные трудности – организационные, дидактические, хозяйственные, юридические – становится легче, если можно посоветоваться с коллегами, получить поддержку. Познакомившись и объединившись, педагоги обращаются к сообществу с вопросами по скайпу и электронной почте, поскольку отделены друг от друга сотнями километров. Но организуют и очные встречи – для обмена опытом. В частности, развернутыми мастер-классами становятся школы, имеющие статус экспериментальных площадок.

В этом году коллег приглашала к себе Пушнинская школа, которая давно и успешно выстраивает альтернативу классно-урочной системе. Их педагогическое ноу-хау – предметные ленты. Описать ленту непросто.

Представьте, что несколько классов одновременно учатся вместе и отдельно  – изучают определенную предметную дисциплину. Каждый ребенок самостоятельно по своему  маршруту проходит в ленте через разные формы работы: объяснение учителя, работа в парах сменного состава, в группе, самостоятельная работа... Он примеряет разные роли, например, в одной паре объясняет, в другой – учится. И это не экзотическая форма обучения, которую запускают раз в год после длительной подготовки, так в школе работают постоянно. Ну конечно, кроме короткого периода, когда готовят детей к ГИА и ЕГЭ.

Педагоги из других школ приезжают учиться командами на несколько дней. Ходят на занятия, получают консультации коллег. Вторая сессия проходит в Институте педагогики и психологии. Это курсы под названием «Учитель – учителю».

Школы – участники ассоциации становятся площадкой для подготовки студентов. Совсем недавно будущие учителя начальной школы приезжали в Рыпушкальскую основную общеобразовательную школу, чтобы своими глазами увидеть особенности методики, а во время «круглого стола» долго расспрашивали будущих коллег о трудностях и преимуществах их работы. Большинство членов ассоциации отмечают, что стали отчетливее осознавать свою роль, миссию культурного центра. Педагоги более мобильны и открыты, они охотно и осознанно говорят о своей практике, делают обобщения, формулируют проблемы. Сельская школа перестает чувствовать себя оторванной от цивилизации, ничего не значащей, молча ожидающей ликвидации.

Кстати, и угроза закрытия стала не такой пугающей. Дело даже не в том, что вместе легче защищаться. Если оставаться традиционным образовательным учреждением, которое после пятого урока закрывает двери и работает «от сих до сих», то закроют все равно. Нужно перестраиваться и работать по-новому. Только тогда школу оценят и, возможно, оставят в покое.

Автор: Материал сайта www.ps.1september.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012