18.12.2013 - Ломоносов и Менделеев не прошли бы через сито ЕГЭ


Промежуточные итоги реформы образования говорят о том, что с обучением в школах, училищах и вузах страны не все в порядке. Тот же ЕГЭ сначала усложняли, потом экстренно упрощали, потому, как выяснилось, что не все выпускники тянут этот экзамен, а выпускать, по нынешним инструкциям, нужно всех. При такой низкой планке образования гениев не вырастить.

Недавно известный педагог, воспитавший 90 призеров и победителей международных олимпиад по математике, профессор РГПУ им. Герцена, замдиректора по науке физмат лицея №239 Сергей Рукшин в интервью, данном изданию Газета. Ru заметил, что в ближайшее время страна уже не сможет похвастаться наличием молодых гениальных ученых, каким, к примеру, был Михаил Васильевич Ломоносов. Причину этого Сергей Евгеньевич видит в реформах отечественного образования. По его словам, именно эти попытки как-то улучшить его на самом деле привели к катастрофическому падению уровня самого образования.

"12 лет непрерывных реформ поставили наше образование на грань, за которой его уже не будет. Из системообразующего института нации, который формирует нас как граждан этой страны, оно превращается в услугу. Вместо специалиста, который социализирован в этой стране, мы даем бумажки недоученных бакалавров, которые знают реальную жизнь хуже, чем выпускники техникума много лет назад. Они воспринимают страну как место работы. А место работы в случае чего можно и поменять. Мы утрачиваем и содержание образования, и его социальную функцию" — считает Сергей Рушников.

Увы, с этим достаточно сложно не согласиться — тот факт, например, что за последние три года уровень тестов ЕГЭ заметно снизился, является наглядным свидетельством деградации образования. И хотя было бы неправильно думать, что во всем этом виноват именно ЕГЭ, который представляет собой всего лишь форму отчетности, однако данный процесс упрощения экзаменационных заданий сам по себе может нанести урон нашему образованию. Так, недавно, во время беседы в прямом эфире "Правды. Ру" заведующий кафедрой высшей математики №1 МИЭТ, преподаватель математики Физико-математического лицея №1557, профессор Александр Прокофьев, отвечая на вопрос ведущего о том, будут ли приведены школьные учебники в соответствие с нормами ЕГЭ, отметил: "Это совершенно неправильная формулировка вопроса. Нам нужно не школьную программу и учебники подгонять под ЕГЭ, а экзамен приводить в соответствие с требованиями программы. Почему? Давайте я расскажу это на примере учебника по математике, одним из авторов которого я являюсь и который сейчас используется в специальных математических школах. Я уверяю вас, что если ученик освоит весь материал этого учебника, то он не только безо всяких проблем сдаст ЕГЭ, но и получит полное представление об основах математики.

А вот если бы мы писали этот учебник, подгоняя его под требования ЕГЭ, то нам бы пришлось выкинуть оттуда множество материала, который этот экзамен не затрагивает. В итоге в образовании школьника сразу же появляются пробелы, с которыми он потом идет в вуз — а там уже выясняется, что из-за этих "дырок" он не в состоянии усваивать уже институтскую программу по математике. В итоге институтским преподавателям вместо того, что бы готовить специалиста, приходится ликвидировать эти самые пробелы в образовании студента, которые он принес из школы".

Как видите, даже такой вроде бы безобидный процесс, как упрощение ЕГЭ, может быть весьма опасен для образования — если экзамен будет все более упрощаться, то все больше материала будет исчезать из школьной программы. Ведь это совершенно логично — если этого материала нет в программе экзамена, то зачем на него вообще нужно тратить время? Ну а это приводит к тому, что в мозгах школьников в конце концов образуется информационная каша, преобразовать которую в стройную систему знаний не в состоянии ни учителя, ни новейшие технические средства обучения.

Однако почему же упростился ЕГЭ, спросите вы, ведь первые несколько лет своего существования уровень этого экзамена был достаточно высок? Александр Прокофьев считает, что в этом виновата ошибочная установка российского министерства образования и науки, которую коротко можно сформулировать так: "учить нужно всех". Ну а раз так, то от школы требуют хороших показателей всех учеников, и в конце концов учителя, для того чтобы эти показатели были, вынуждены корректировать программу под самых слабых. Это приводит к массовым "провалам" учеников на ЕГЭ, и для того чтобы не допустить этого, приходится опускать "планку" экзамена.

Иначе говоря, возникает положительная обратная связь, в которой для школьников, учителей и всего государства, увы, нет ничего положительного. О том, к чему она может привести, сказал в вышеупомянутом интервью Сергей Рушников: "…помню историю, когда в каком-то городе недавно у сварщиков взорвался баллон газа, были человеческие жертвы. Потом выяснилось, что эти балбесы из-за холода, который был на улице, стали нагревать этот баллон. Они не знали, что при нагревании газ расширяется и давление в баллоне повышается. Так вот это фундаментальное ядро — это то, что должны знать все".

Интересно, что о том, к чему может привести установка на такую доступность массового образования, предупреждали уже давно. "Великий русский писатель и просветитель Лев Николаевич Толстой, который, как мы знаем, создавал школы для крестьянских детей и сам писал им учебники, однажды сказал такую фразу: "Всеобщая грамотность влечет за собой невежество". И ведь как в воду глядел — вот сейчас у нас всеобщая грамотность, и не только грамотность, но и самые современные средства поиска информации, такие как планшеты, компьютеры и интернет.

И к чему это привело? А к тому, что читать теперь не нужно — зачем, если есть волшебное слово "Google". Наберите в поисковике любое слово — и сразу же у вас будет исчерпывающая информация по этому вопросу. Например, если вы ведете "Достоевский. Преступление и наказание", то сразу получите и краткое содержание романа и набор цитат. Выходит, и саму книгу уже читать незачем — этого достаточно для того, чтобы написать сочинение. То есть всеобщая грамотность привела к тому, что люди без проблем добывают любую информацию, но вот анализировать ее и понимать, зачем она и нужна, уже не могут", — так охарактеризовал ситуацию с уровнем современного образования кинокритик Давид Шнейдеров.

Впрочем, следует заметить, что, наверное, проблема не столько в том, что образование в наши дни стало массовым, а в том, что при этом никто совершенно не знает, зачем оно современной России нужно — ни учителя не знают, ни ученики, ни власти, ни общество. То есть сейчас у нас нет понимания того, какую роль должно играть образование для общества и государства. Вот во времена СССР все было просто и ясно, поскольку функционировали цепочки "школа - ПТУ - завод" или "школа - ВУЗ - НИИ (или КБ)" (были, конечно, и разные вариации, но в итоге все сводилось к тому же заводу и институту — и сфера обслуги, и управление, и искусство). То есть от государства школе был конкретный заказ — готовить рабочих и техников, а также тех, кто будет их обслуживать. Или, если совсем уж широко. готовить производителей различных благ для населения и государства.

Следует заметить, что в данном случае я вовсе не хочу идеализировать советскую образовательную систему — в ней было много кривого, косого и не работающего. Однако нельзя не признать, что в ней была логика и четко поставленная всем работникам образования задача. А что же мы наблюдаем теперь? Прежде всего, разрушение верхнего этажа обоих цепочек. Это было логично, поскольку у нас в 90-е годы разрушилось производство, а на новый технологический виток наша промышленность, увы, все так и не выйдет. Так что теперь мы имеем такую цепочку "школа-ВУЗ — …(пустота)", поскольку для добычи сырья большого количества квалифицированных специалистов не нужно. В итоге никому не понятно, кого именно должны готовить учителя — от государства нет социального заказа.

Более того, уже и школьники, а также их родители зачастую не могут понять, зачем же нужно образование. Несколько социологических опросов, проведенных интернет-изданиями, специализирующимися на информации по вакансиям и трудоустройству, показали, что в настоящее время работодатели при подборе сотрудников уделяют больше внимания опыту соискателя, чем его образованию. То есть получается, что у выпускника экономического вуза куда меньше шансов получить место в фирме, занимающейся торговлей, чем у человека, который окончил всего девять классов, а потом несколько лет проработал продавцом или администратором в магазине своих родственников! После такого у многих возникает закономерный вопрос: "а зачем, собственно говоря, нужно образование, если оно не помогает сделать карьеру?"

Итак, мы видим, что стремление сделать образование доступным для всех в сочетании с отсутствием социального заказа и привело к тому, что образовательный процесс замкнулся сам на себе. Проще говоря, сейчас россияне в массе получают образование только ради образования. Ну а это приводит, с одной стороны, к падению уровня образования, а с другой — к чрезвычайной бюрократизации процесса, в результате чего учитель больше времени отдает не обучению школьников, а написанию различных бумажек.

Сами понимаете, что в такой ситуации новых Ломоносовых и Менделеевых мы не получим — они не нужны ни государству, ни обществу, ни самой школе, для которой хорошие показатели становятся важнее, чем реальные знания учащихся…

Автор: Материал сайта www.pravda.ru

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012