19.02.2013 - Если не можешь уничтожить – возглавь


Министерство образования и науки инициируют создание института «уполномоченного по правам студентов». Студенческий омбудсмен будет представлять и защищать права учащихся, а также получит возможность непосредственно обращаться к руководству Минобрнауки и в структурные подразделения министерства. На вопрос «Зачем нужно было создавать должность уполномоченного, если раньше прекрасно обходились без него? Что изменилось?» отвечает Ливанов:

«Мир меняется, а значит, должны меняться отношения между обществом и государством... В настоящее время министерство активно развивает различные инструменты построения открытого конструктивного диалога с обществом и решения существующих проблем».

Что же изменилось в мире? То, что образовательное сообщество уже не молчит, видя, как образование нашей страны катится в пропасть. Объединяясь и организуя массовый протест политике в области образования, не безразличные к данной проблеме люди уже представляют реальную силу. И этой силы боится правительство. Министерство хочет показать, что его беспокоят проблемы студентов, что правительство намерено помогать учащимся. Но это всего лишь хитрый ход, который, по мнению министерства образования, позволит успокоить протест. Но они просчитались, данный хитрый ход рассчитан на незнающих и глупых людей. Народ уже давно не принимает в счёт такие уловки. Молодёжь прекрасно осознаёт, что стоит за "благонамеренностью" правительства. Все маски уже давно сорваны, и скрытые механизмы манипуляции выявляются ещё до их реализации. Именно этого и боится правительство, боится, что все разом плюнут на их приказы и начнут сначала требовать, а потом, когда ни одно из требований не будет выполнено, народ начнёт самостоятельно организовывать свою деятельность. И когда это произойдёт, то никакие репрессии и наказания не изменят позиции людей, всех не пересажают. Власть тогда ещё больше себя дискредитирует. И вот министерство забеспокоилось налаживанием «открытого конструктивного диалога с обществом», с чего бы это? Раньше, когда принимали ФГОС (Федеральные Государственные Образовательные Стандарты) или вводили критерии оценки эффективности ВУЗов, когда принимали новый закон об образовании, наконец, почему-то не беспокоились о мнении народа. Хотя и народ и специалисты высказывали весьма отрицательное мнение по поводу всех нововведений. Но теперь массовый характер противостояния, высвечивание скрытых механизмов манипуляции ещё до того, как планы правительства полностью реализуются – всё это создаёт весьма тяжёлые препятствия для реализации планов разрушительного реформирования.

«Если не можешь уничтожить опасное сообщество – возглавь его и заведи в болото!» – девиз оккупантов. Логика министерства проста – чтобы преподаватели не выступали против, надо организовать рычаги давления на них. Чтобы отвести протест студентов и перевести его в другую форму, необходимо создать организацию для этих студентов и контролировать её. И вот идеальное решение такой логики – омбудсмен. Практика введения омбудсмена весьма широка. Были попытки введения в школы, широко применяется в механизмах ювенальной юстиции. В школе омбудсмен контролировал деятельность педагогов с целью отслеживания внедрения реформ. В ювенальной юстиции омбудсмен контролировал деятельность родителей с целью создать напряжённую обстановку в семьях и в последствии забрать детей из семьи.

«...в будущем уполномоченный по правам студентов будет сигналить упреждающе, что право студентов на получение качественного образования нарушается. Что знания, которые они получают, не соответствуют современным требованиям рынка и прочее» – поясняет Ливанов.

То есть исходя из практики зависимости любого чиновника от его руководства, а в интересах министерства обладать рычагами воздействия на преподавателей и ректоров, то омбудсмен – именно такой рычаг воздействия. Стоит только преподавателям отклониться от политики властей или проявить несогласие, как тут же омбудсмен составляет кляузу в министерство о нарушении прав студентов, о неэффективности ВУЗа, о низком качестве образования. Естественно это повлечёт репрессии в отношении преподавателей. Преподавателей сначала будут лишать денег, премий, а потом и вовсе увольнять. И понимая это, многие из них задумаются, выступать против или нет. Тем более сейчас повышают зарплату преподавателям, и это даёт возможность ещё большего финансового воздействия.

В отношении студентов омбудсмен призван организовать их протест из массовой формы в виде митингов, пикетов и забастовок в мирную, спокойную форму обсуждения на собраниях с уверениями донести требования до правительства. Каковы будут результаты такого протеста, думается понятно всем. Вот и получится, что протест студентов не будет выходить за пределы ВУЗа, будет скрываться от населения реальная ситуация в системе образовании. А требования будут уходить в никуда. Более того, весь справедливый порыв молодёжи будет перенаправляться в другое русло. Будут решаться выдуманные или вновь созданные проблемы. И в итоге такое студенческое объединение принесёт больше вреда и себе, и своему ВУЗу. Уже писалось о том, какие проблемы возникнут у преподавателей, естественно, что это отразится и на учебном процессе. Он превратится попросту в выяснение отношений между преподавателями и студентами. Да и, вообще, своим примером дискредитирует другие и дальнейшие объединения молодёжи, пусть даже те и будут действительно самостоятельные и благонамеренные. Так что это удар по всему студенчеству и молодёжи – самой активной и деятельной части общества.

«Но ведь появится возможность реально отстаивать права студентов!» – воскликнет внимательный читатель. Конечно, но выставление требований по реализации прав студентов будет производиться в первую очередь преподавателям, что лишь усугубит и общую обстановку в ВУЗе, и реальных проблем студентов не решит. Главное помнить, что министерство не будет решать проблемы студентов, у него другая задача. И задача эта состоит в том, чтобы подавить протест образовательного сообщества, а не решить его проблемы. И наоборот – создать как можно больше проблем, чтобы образовательный процесс окончательно встал. Причины всех проблем современного образования и его участников лежат в правительстве, в том, какую политику оно проводит. И решать эти проблемы нужно прежде всего на уровне правительства. Так что... К тому же, учитывая современную обстановку в стране во всех сферах жизни общества, вряд ли кто-то будет заботиться о решении проблем населения. Когда-нибудь, что-нибудь решалось в интересах народа? Нет!

«Может быть, раньше и было «всё прекрасно», хотя человека из студенческой среды, имеющего непосредственный доступ к руководителю Минобрнауки РФ, никогда не было, но тогда и социальный уклад был иной в обществе» – говорит Ливанов.

Вы знаете, а он прав, с одной стороны, а с другой стороны, нет. Прав он в том, что раньше был иной социальный уклад. Заключался он в том, что население не выражало свой протест открыто, что позволяло правительству делать всё, что угодно. Но теперь народ не боится объединяться для высказывания своего мнения открыто и массово. А не прав он в том, что простые люди не имели доступ к руководителю Минобрнауки. Вернее, проблемы народа и его заявления не доходили до правительства, что тоже является ложью, так как в СМИ и в свободном интернете постоянно высвечиваются проблемы образования и общие, и частные. Постоянно неравнодушные люди пишут письма и обращения, о проблемах постоянно говорит экспертное сообщество. И заявлять, что министерство ничего не знало – это минимум признаться в своей некомпетентности, а максимум выставить на показ свою лживость. Так вот, как показала практика, самый простой и действенный способ доступа к руководителям любого уровня – это объединение и выражение открытого протеста, когда они уже не смогут просто отбрехаться и вынуждены будут действовать. Но и за их действиями тоже необходимо следить внимательно. Потому как вряд ли правительство думает о нуждах народа и всячески пытается решить ситуацию по своему, со своей выгодой. И чем больше людей объединится, тем больше резонанс. Стоило только студентам всего лишь одного ВУЗа выступить открыто против политики, как тут же зашевелилось всё правительство, даже те, кто считался совершенно безразличным. Самое главное, что объединение для совместных действий можно применять не только для выражения протеста, но и для выработки решений проблем и их реализации самим людям. То есть никто не будет что-то делать для населения, тем более чиновники. Ситуацию можно решить только тогда, когда народ перестанет бояться не только объединяться для открытого выражения своего мнения, но и самим действовать по решению проблем на местах.

Ну и напоследок не мог удержаться и пройтись далее. В интервью Ливанова можно выявить некоторые интересные моменты.

«Появление уполномоченного по правам студентов и, как следствие, создание института уполномоченных по правам студентов в вузах страны, на мой взгляд, позволит выстроить диалог между студенчеством и государственной властью и решить многие реальные проблемы, до которых сегодня просто не доходят руки, прежде всего из-за отсутствия информации» – говорит Ливанов.

Так, а чем не устраивает текущий диалог со студенчеством? Уж куда проще – молодёжь написала обращение, собрали подписи, направили в министерство. Как, в принципе, это и было всегда. И всё, решай проблемы! Нет, надо разводить бюрократию, создавать ещё больший штат, различные советы и представительства, опять же содержать их на деньги налогоплательщиков, разводить коррупцию. Спрашивается, зачем? Ливанов сам отвечает дальше – «...выстроить диалог между студенчеством и государственной властью и решить многие реальные проблемы...». То есть, создать прослойку, подушку безопасности, чтобы протест гасился на местах, а не выходил на уровень правительства и общественности. Ведь данный протест и есть проблема для министерства, так как мешает скрыто проводить разрушительные реформы образования, а в некоторых случаях и блокировать действия правительства. И выстроен этот диалог будет для удобства правительства, о чём писалось выше. И ведь не уточнил Ливанов чьи «реальные проблемы» он собирается решать. Ну, об «отсутствии информации» у министерства писалось выше.

Далее о выборах кандидатуры омбудсмена:

«...кандидатов выдвинут члены Совета по делам молодёжи при Минобрнауки, которых, в свою очередь, выбирали публично в рамках голосования кандидатур в интернет. Стать членом совета мог также любой желающий – анкеты кандидата размещались в свободном доступе. Поэтому вопрос о не публичности отбора не совсем соответствует действительности».

"Стать членом совета мог также любой желающий – анкеты кандидата размещались в свободном доступе" – это так смешно, что даже становится грустно, ведь такое говорит министр образования и науки! Любой адекватный гражданин нашей страны без особого пояснения поймёт, что членом совета при министерстве может стать далеко не любой желающий. Даже если анкеты кандидата напишет действительно желающий исправить ситуацию, то в совет всё равно попадут только "свои". Так попробуем проследить путь кандидата. Итак, начинается всё с Открытого Молодёжного Клуба, что там за ребята, кто руководитель и чем они занимаются – это вопрос отдельный. Но в этот клуб попадают не все студенты и уж тем более не все желающие, то есть это первая ступень отбора. Далее, в Совет по делам молодёжи при Минобрнауки выбираются из данного клуба на основе интернет голосования(!). Как показывает практика проведения выборов президента, фальсифицировать можно даже обычные выборы в масштабе страны при полном освещении фальсификации в СМИ. Что уж тут говорить об интернет голосовании? Это второй этап отбора. Как Вы понимаете, что в Совет по делам молодёжи при Минобрнауки попадают отнюдь не простые активисты из студентов, ведь это уровень правительства. Естественно, туда попадают сынки, внучки, да и, вообще, не студенты. И вот из этой массы и выбирается главный омбудсмен, причём выбирается не кем-то со стороны, а самой этой массой. Это третий уровень отбора. Как видите, с каждым уровнем "качество" кандидатов всё "растёт". И при этом Ливанов ещё осмеливается заявлять о публичности выборов!

И вот он коварный вопрос:

«Вы не считаете, что проще было сделать какой-то общий совет студентов по России или в отдельности по регионам? В такие советы можно было бы отбирать по одному студенту от вуза и именно таким образом осуществлять взаимодействие студенческого общества и министерства» – совершенно справедливо и разумно замечает репортёр.

«Согласен, что каждый вуз должен иметь своего представителя (из числа обучающихся), который смог бы представлять студенчество на региональном и федеральном уровнях и защищать их права. И это совершенно не исключает того, что они и составят некое институциональное формирование...» – поясняет Ливанов.

То есть такой вариант даже не рассматривался! А министр только "согласен" и "не исключает" что такое возможно! То есть правительство не хочет давать возможность управлять процессом самим студентам, а формирует свои структуры, по описанным выше механизмам. А так же его слова подтверждают то, что ни в Открытом молодёжном клубе (заметьте не студенческом, а молодёжном), ни в Совете по делам молодёжи при Минобрнауки нет «своего представителя (из числа обучающихся), который смог бы представлять студенчество». Вот так вот!

Автор: Уников А.

Вернуться назад

Информационная поддержка

Николай Левашов «О Сущности, Разуме и многом другом...» Нет налогу на недвижимость – сбор подписей Интернет магазин «Золотой Путь» - книги, диски, брошюры Николая Левашова Остановить произвол россиянских властей...
© ЗА без(с)платное, доступное образование, 2011-2012